Боярский Михаил

Материал из Спартакопедии

Перейти к: навигация, поиск
Усы, шляпа и шарф – вот мои документы!

Михаил Сергеевич Боярский (порождён 26 декабря 1949 года) – один из старейшин Болотного Братства, часто развлекающий тщеславных Зенитчиков своими хриплыми песнопениями. В те славные времена, когда московский "Спартак" находился на вершине российского футбола, а the nit from Saint Petersburg ошивался в Пердиве, Михаил Сергеевич обходил стороной стадион "Петровский", предпочтя православному футбольному болению лихое беспробудное пьянство. В этой исконно русской забаве Боярский достиг поразительно высоких результатов, с большим запасом выполнив норматив заслуженного мастера спорта по литрболу:

Дарт Аньян в костюме командующего имперской армии боевых Бомжей
В первый раз я выпил рюмку водки ещё до школы. Батюшка мой Сергей Александрович любил это дело. Ну, я и попросил попробовать. А он, ничтоже сумняшеся, протянул мне рюмку водки. Я так думаю, чтобы отбить охоту. Однако все вышло наоборот. В 13-14 лет я выпивал зараз по пять стаканов водки. Но пили мы тогда не из-за того. что хотелось спиртного, а от идиотизма…
В театре вся ночь была моя, после спектакля до восьми утра меня лучше было не трогать. Пока разгримировались – одну приняли, пока спустились в буфет – другую, пошли в ресторан – третью, потом домой к кому-нибудь. Там разговоры о спектакле – творческие разговоры, хорошие, не просто чёрная пьянка, а, скорее, нормальное, благородное гусарство – так что принимали мы каждый божий день. Я вообще не умею пить по 50-100 грамм – мне это не интересно. И потому всегда пил до тех пор, пока мог это делать. А останавливался, лишь когда больше уже не влезало. Отхлёбывал я много. Три-четыре бутылки водки для меня были нормой. А вообще мой рекорд – четырнадцать бутылок за день!
Пить я бросил в 1994 году – обострился диабет, чуть не отказала поджелудочная. Теперь я не пью даже пиво. И есть ощущение, что чего-то важнейшего лишился. Без алкоголя жизнь банальная, вся а чёрно-белой гамме. И вообще трезвым умирать – грех…

/ Раззаков Фёдов, "Страсть" [1]

Михал Сергеич попал в расширенный список кандидатов в сборную

В 2000-х годах, когда "Газпром" сумел-таки вдохнуть жизнь в загнивающее Болотное Братство, страдающий от "сухого закона" Боярский, дабы раскрасить свою серую безалкогольную жизнь новыми Сине-Бело-Голубыми Красками, неожиданно достал со своих пыльных антресолей Зенитовский Шарфик и предстал перед изумлёнными петербуржцами истовым Мешком. Кроме того, на голове питерского д'Артаньяна традиционно красуются холёные мушкетёрские усы и специальная широкополая шляпа, под которой он, вероятно, (помимо традиционного способа доставки футбольной пиротехники) проносит на матчи "Зенита" дополнительные, бонусные фаеры.
Специфика актёрской карьеры и затянувшийся абстинентный синдром приводят к тому, что безумному шляпнику порой мерещатся в составе питерской команды королевские мушкетёры, гвардейцы кардинала и прочие персонажи известнейшего романа Александра Дюма:

На роль Портоса, наверное, Хагена. Арамисом я бы сделал Тимощука. Атосом – Чонтофальски. А д’Артаньяном будет Аршавин. Похож характером на д’Артаньяна. Хитрый, мастеровитый, удачливый, заводной.

/ мушкетёры десять лет спустя [2]

Данни – лидер. Он и сухощав, и скор, и талантлив. А ещё – озорной и лукавый, одним словом – д'артаньянистый. Зырянов – хитёр как Арамис, наш новичок Бухаров ближе к Портосу. Весомая фигура. Ну а мудрость Атоса – у Саши Анюкова. Хотя он больше похож на русского богатыря. Но его стабильность, невозмутимость и хладнокровие – он никогда не кричит попусту, не лезет разбираться с судьями – как раз и роднит его с Атосом. Всегда выбирает безошибочный вариант, и на него можно положиться, как на самого себя… Кстати, Лучано Спаллетти, как бы это ни противоречило нарисованной мной только что картинке, как раз напоминает кардинала Ришелье. Мудр и хитёр.

/ мушкетёры двадцать лет спустя [3]

Неудивительно, что искромётностью своих суждений месье Боярский порой может дать фору многим отечественным аналитикам:

Вспомните, в какой день была игра с "Локо" – тогда ведь хоронили хоккеистов ярославского "Локомотива". Думаю, "Зенит" проиграл специально. Полагаю, это был "дипломатический" проигрыш. Мне так, по крайней мере, кажется. Допускаю, что в перерыве Зенитовцам было сказано: "Ребята, ну вы чего творите-то? В семействе "Локо" – такое горе, а вы тут чуть ли не громите соперника!" А, может, питерцам, никто ничего не говорил, и с их стороны это был такой внутренний, что ли, порыв. Но в любом случае, поражение это неспроста. По крайней мере, я никогда не видел, чтобы опытнейший Слава Малафеев допускал столько удивительных ошибок за один матч! А тут еще наложился предстоящий матч с АПОЭЛом, перед которым стоило поберечь основные силы. Да и поражение в любом случае должно было встряхнуть команду: если не разозлить, то, по крайней мере, постоянно напоминать – два проигрыша подряд вам, ребята, не простят. Видите, сколько всего наслоилось!

/ глубоко копает! [4]

Как и положено сквалыжным болотным канальям, пафосно декларируемая приверженность Боярского к "Зениту" является всего лишь его расчётливой данью текущей политической конъюнктуре, дабы, прогибаясь под могущественный "Газпром", получать от властей предержащих небольшие, но приятные гешефты.

Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Инструменты